"Бостонцы"
Генри Джеймс
Рубрика: рецензии
Автор: Агне Ашкелянец
Моё внимание к этой книге привлёк в первую очередь тот факт, что она является произведением американской классической литературы, с которой я почти не соприкасалась. После поездки в Америку во мне проснулось любопытство, и я без особых раздумий схватила «Бостонцев» с книжной полки в магазине.

Обложка обещала «яркие и реалистичные портреты героев с богатым внутренним миром» из-под пера «выдающегося психолога». Звучит ещё более заманчиво, не правда ли? И нужно сказать, что здесь обошлось без сюрпризов, хотя я так и не пришла в ожидаемый восторг от героев. Мне они казались немного скучными и в чём-то однобокими, также не хватило захватывающего сюжета.

В центре книги — ни много ни мало треугольник между феминисткой Олив, патриархальным Бэзилом с переменчивой Вериной между ними.

Нам, безусловно, остаётся только гадать, подразумевал ли автор на самом деле лесбийские отношения двух женщин в 19 веке либо же он имел в виду только то, что описал, но очевидно, что на символическом уровне Верина была для Олив чем-то вроде возлюбленной. И сцена, когда Бэзил уводит Верину с мероприятия Олив, мне напомнила все те сцены, когда главный герой уводит главную героиню из-под алтаря накануне её бракосочетания с нелюбимым.

Но давайте обо всём по-порядку.

Олив по книге старая дева с кое-каким капиталом, проживающая одна в приличном районе Бостона. О её детстве ничего неизвестно, но из него вытекают две вещи: 1) она не любит свою сестру Луну, считает её глупой и слабой; 2) она ненавидит мужчин. Причём, считая себя порядочной женщиной, она настолько не позволяет себе в полной мере испытывать последнее, что постоянно находится в поиске оправданий своему чувству и уверяет себя, что ей действительно встречаются только отвратительные мужчины. Более того, она постоянно приписывает эту ненависть окружающим её мужчинам, подозревает их в грубости, насмешливости, попытках уязвить, причинить боль. Это в полной мере отыгрывается и с Безилом, хотя там подключаются и другие моменты.

Совершенно неудивительно, что она подхватывает идеи феминисток, а вскоре встречает молодую Верину и тут же начинает испытывать к ней смесь сильных чувств, которые сама не может до конца понять. Но она отслеживает своё желание завладеть Вериной полностью и считает, что она сможет ею распорядиться в правильном направлении (в отличие от родителей-эксплуататоров) — в борьбе за женщин. А раз она знает, как правильно поступить с ораторским талантом Верины, значит, всё оправдано. Этим и руководствуется Олив, когда покупает Верину у родителей (она реально им платит деньги) и перевозит её к себе, затем в порыве чувств требует от неё дать клятву — никогда не выходить замуж и остаться верной их дружбе. И в этом моменте для меня большое доказательство той символической роли, которую Верина играет в жизни Олив: ведь любовь и брак Верины оказывается прямой угрозой их отношений с Олив! То, что обычно может сосуществовать друг с другом, здесь внезапно становится «или — или». И очевидно, причина не в верности идеалам, и Олив сама это признаёт.

Всю книгу Олив с тревогой следит за кокетствами Верины с противоположным полом, ревнуя и оправдывая Верину тем, что у неё просто такой характер. Она предусмотрительно разносит в пух и прах своей критикой всех кавалеров перед Вериной, сама над ними смеётся, но, конечно, главного претендента она упускает. Поражает, как она о встречах Верины с парнями говорит: «эта фаза», которая скоро пройдёт…

Отношения между Олив и Вериной становятся достаточно зависимыми. Олив её полностью содержит (а также и её родителей), делает из самой Верины звезду грядущей революции, пытается дать ей необходимое образование. Верина же в ответ должна быть послушной умницей, сиять в обществе, разделять взгляды Олив, не иметь любовных отношений и не иметь от неё вообще никаких тайн. Запрет на личную жизнь, на тайны, на любовь, конечно, выходит боком. Любопытно, что когда другие персонажи указывают Олив на такой характер их отношений, она злится, говоря, что она не надзиратель Верины, и ужасно гордится той «честностью», которая между ними есть.

Узнав о романе Верины, Олив сильно страдает, однако пытается справиться с этим привычными способами — обвиняя Безила во всех грехах и не считаясь с Вериной как с самостоятельным человеком. Зная о том, что подруга ужасно смятена, Олив надеется связать её узами обязательств — это грандиозное выступление Верины о правах женщин среди многочисленной бостонской элиты. Отказ от него, конечно, означает, что Верина предала их идеалы, а также подставила Олив, которая так много работала, чтобы это выступление случилось… Разве посмеет Верина так поступить с ней? Олив решила рискнуть и поставить на карту свою репутацию, однако проиграла.

Безил, пожалуй, из всех героев во мне вызывает больше всего симпатий своей приземлённостью и честностью. Он не маскируется за великими идеями, он просто хочет состояться в жизни, которая и без того достаточно потрепала его семью и его. Конечно, конкуренция с женщиной для него (и его честолюбия) немыслима, поэтому он постоянно подчёркивает «настоящее» предназначение женщины — жить для своего мужчины. Женщина должна вдохновлять своего возлюбленного, и Верина действительно вдохновляет Безила, что помогает-таки ему пробиться в публицистику. Несмотря на свои взгляды, он не деспотичен в отношении женщин, а достаточно бережен, насколько это вообще для него возможно. Возможно, именно эта бережность помогла ему разглядеть настоящую Верину, раскусить её, отбросив маску рьяной феминистки. Он сильно переживает, что его бедность и ненужность снижают шансы на роман с популярной Вериной, однако он решает бороться за свою любовь, и его не останавливает даже злобная Олив. Однако для Верины у Безила тоже есть свои условия: Верина должна оставить свою деятельность и славу и жить теперь только для него одного, даже если это означает бедность и несчастье. Навряд ли бы он мог вынести жизнь рядом с превзошедшей его в успехе супругой, а с Вериной им грозила бы такая история.

Верине, как уже можно было догадаться, досталась роль исполнителя нарциссических желаний других героев. Сперва, конечно, это были её родители. Крайне амбициозный отец-гипнотерапевт, которого считали шарлатаном и который не смог реализовать себя в публицистике, при этом он мечтал о большой славе. Мать, которая была разочарована в способностях мужа, ведь в её роду были все самые замечательные… Неудивительно, что на Верину возложили обязанность вывести семью из тени, прославить, озолотить. И дружба с Олив вроде как могла поспособствовать этому: отец искренне надеялся, что Олив сделает её известной; мать ждала, когда Олив представит её высшему обществу и поможет выгодно выйти замуж. Так эстафета переход к Олив, и Верина безропотно подчиняется такому повороту событий. Она научилась считывать чужие ожидания и по-разному пытается угодить Олив, чтобы сохранить их союз. Со временем она даже проникается симпатией к подруге, которую изначально считает странной. Верина, которая наверняка без помощи других людей не знала бы, что с собой делать, подключается к грандиозным идеям Олив о том, что Верина — Жанна д'Арк грядущей революции. Она пытается во всём быть похожей на подругу, однако у Верины всё никак не заканчивается «эта фаза», и Олив с горечью отмечает, что Верина не ненавидит мужчин как класс!

Какое-то время игра в феминистку даётся Верине легко. Она окружена вниманием со всех сторон, не влюблена и может спокойно флиртовать со всеми мужчинами, с лёгкостью даёт многочисленные обещания подруге, при этом Олив её всему обучает, организовывает выступления, знакомит с влиятельными людьми и, конечно, содержит её и родителей. Однако на горизонте появляется Безил — и он единственный понимает игру Верины. Он видит перед собой не раздутый образ лица революции, а потерявшуюся в своих играх женщину, которой нужна не революция, а любовь и принятие.

Именно этим Безил очаровывает её, и перед Вериной открывается сложная дилемма. На первый взгляд может показаться, что речь идёт о выборе между чувствами и долгом, однако на самом деле это выбор кого из «взрослых», руководящих её жизнью, ей послушаться. Влияние Безила всё больше растёт, и она выбирает его, если в конечном итоге это можно назвать выбором. А Безил на самом деле тоже использует Верину в своих нарциссических целях. Ему приятно, что такая неординарная и красивая молодая девушка пожертвовала всем ради него. А ей приятно, что он, как и все предыдущие значимые люди в её жизни, взял всю ответственность на себя и решил, как она будет жить. Как мы видим, Верина осталась верна себе и выбрала тот вариант, который предпочитала обычно — довериться кому-то «знающему». При этом ей наконец-то не нужно много работать, чтобы прославиться и кого-то спасти.

Такая грустная (для меня, конечно) история этого треугольника. Остаётся надеяться, что Верина когда-нибудь повзрослеет, Безил позволит кому-то быть лучше него, а Олив признает свою необоснованную враждебность к мужчинам и перестанет видеть её в них.
Моё внимание к этой книге привлёк в первую очередь тот факт, что она является произведением американской классической литературы, с которой я почти не соприкасалась. После поездки в Америку во мне проснулось любопытство, и я без особых раздумий схватила «Бостонцев» с книжной полки в магазине.

Обложка обещала «яркие и реалистичные портреты героев с богатым внутренним миром» из-под пера «выдающегося психолога». Звучит ещё более заманчиво, не правда ли? И нужно сказать, что здесь обошлось без сюрпризов, хотя я так и не пришла в ожидаемый восторг от героев. Мне они казались немного скучными и в чём-то однобокими, также не хватило захватывающего сюжета.

В центре книги — ни много ни мало треугольник между феминисткой Олив, патриархальным Бэзилом с переменчивой Вериной между ними.

Нам, безусловно, остаётся только гадать, подразумевал ли автор на самом деле лесбийские отношения двух женщин в 19 веке либо же он имел в виду только то, что описал, но очевидно, что на символическом уровне Верина была для Олив чем-то вроде возлюбленной. И сцена, когда Бэзил уводит Верину с мероприятия Олив, мне напомнила все те сцены, когда главный герой уводит главную героиню из-под алтаря накануне её бракосочетания с нелюбимым.

Но давайте обо всём по-порядку.

Олив по книге старая дева с кое-каким капиталом, проживающая одна в приличном районе Бостона. О её детстве ничего неизвестно, но из него вытекают две вещи: 1) она не любит свою сестру Луну, считает её глупой и слабой; 2) она ненавидит мужчин. Причём, считая себя порядочной женщиной, она настолько не позволяет себе в полной мере испытывать последнее, что постоянно находится в поиске оправданий своему чувству и уверяет себя, что ей действительно встречаются только отвратительные мужчины. Более того, она постоянно приписывает эту ненависть окружающим её мужчинам, подозревает их в грубости, насмешливости, попытках уязвить, причинить боль. Это в полной мере отыгрывается и с Безилом, хотя там подключаются и другие моменты.

Совершенно неудивительно, что она подхватывает идеи феминисток, а вскоре встречает молодую Верину и тут же начинает испытывать к ней смесь сильных чувств, которые сама не может до конца понять. Но она отслеживает своё желание завладеть Вериной полностью и считает, что она сможет ею распорядиться в правильном направлении (в отличие от родителей-эксплуататоров) — в борьбе за женщин. А раз она знает, как правильно поступить с ораторским талантом Верины, значит, всё оправдано. Этим и руководствуется Олив, когда покупает Верину у родителей (она реально им платит деньги) и перевозит её к себе, затем в порыве чувств требует от неё дать клятву — никогда не выходить замуж и остаться верной их дружбе. И в этом моменте для меня большое доказательство той символической роли, которую Верина играет в жизни Олив: ведь любовь и брак Верины оказывается прямой угрозой их отношений с Олив! То, что обычно может сосуществовать друг с другом, здесь внезапно становится «или — или». И очевидно, причина не в верности идеалам, и Олив сама это признаёт.

Всю книгу Олив с тревогой следит за кокетствами Верины с противоположным полом, ревнуя и оправдывая Верину тем, что у неё просто такой характер. Она предусмотрительно разносит в пух и прах своей критикой всех кавалеров перед Вериной, сама над ними смеётся, но, конечно, главного претендента она упускает. Поражает, как она о встречах Верины с парнями говорит: «эта фаза», которая скоро пройдёт…

Отношения между Олив и Вериной становятся достаточно зависимыми. Олив её полностью содержит (а также и её родителей), делает из самой Верины звезду грядущей революции, пытается дать ей необходимое образование. Верина же в ответ должна быть послушной умницей, сиять в обществе, разделять взгляды Олив, не иметь любовных отношений и не иметь от неё вообще никаких тайн. Запрет на личную жизнь, на тайны, на любовь, конечно, выходит боком. Любопытно, что когда другие персонажи указывают Олив на такой характер их отношений, она злится, говоря, что она не надзиратель Верины, и ужасно гордится той «честностью», которая между ними есть.

Узнав о романе Верины, Олив сильно страдает, однако пытается справиться с этим привычными способами — обвиняя Безила во всех грехах и не считаясь с Вериной как с самостоятельным человеком. Зная о том, что подруга ужасно смятена, Олив надеется связать её узами обязательств — это грандиозное выступление Верины о правах женщин среди многочисленной бостонской элиты. Отказ от него, конечно, означает, что Верина предала их идеалы, а также подставила Олив, которая так много работала, чтобы это выступление случилось… Разве посмеет Верина так поступить с ней? Олив решила рискнуть и поставить на карту свою репутацию, однако проиграла.

Безил, пожалуй, из всех героев во мне вызывает больше всего симпатий своей приземлённостью и честностью. Он не маскируется за великими идеями, он просто хочет состояться в жизни, которая и без того достаточно потрепала его семью и его. Конечно, конкуренция с женщиной для него (и его честолюбия) немыслима, поэтому он постоянно подчёркивает «настоящее» предназначение женщины — жить для своего мужчины. Женщина должна вдохновлять своего возлюбленного, и Верина действительно вдохновляет Безила, что помогает-таки ему пробиться в публицистику. Несмотря на свои взгляды, он не деспотичен в отношении женщин, а достаточно бережен, насколько это вообще для него возможно. Возможно, именно эта бережность помогла ему разглядеть настоящую Верину, раскусить её, отбросив маску рьяной феминистки. Он сильно переживает, что его бедность и ненужность снижают шансы на роман с популярной Вериной, однако он решает бороться за свою любовь, и его не останавливает даже злобная Олив. Однако для Верины у Безила тоже есть свои условия: Верина должна оставить свою деятельность и славу и жить теперь только для него одного, даже если это означает бедность и несчастье. Навряд ли бы он мог вынести жизнь рядом с превзошедшей его в успехе супругой, а с Вериной им грозила бы такая история.

Верине, как уже можно было догадаться, досталась роль исполнителя нарциссических желаний других героев. Сперва, конечно, это были её родители. Крайне амбициозный отец-гипнотерапевт, которого считали шарлатаном и который не смог реализовать себя в публицистике, при этом он мечтал о большой славе. Мать, которая была разочарована в способностях мужа, ведь в её роду были все самые замечательные… Неудивительно, что на Верину возложили обязанность вывести семью из тени, прославить, озолотить. И дружба с Олив вроде как могла поспособствовать этому: отец искренне надеялся, что Олив сделает её известной; мать ждала, когда Олив представит её высшему обществу и поможет выгодно выйти замуж. Так эстафета переход к Олив, и Верина безропотно подчиняется такому повороту событий. Она научилась считывать чужие ожидания и по-разному пытается угодить Олив, чтобы сохранить их союз. Со временем она даже проникается симпатией к подруге, которую изначально считает странной. Верина, которая наверняка без помощи других людей не знала бы, что с собой делать, подключается к грандиозным идеям Олив о том, что Верина — Жанна д'Арк грядущей революции. Она пытается во всём быть похожей на подругу, однако у Верины всё никак не заканчивается «эта фаза», и Олив с горечью отмечает, что Верина не ненавидит мужчин как класс!

Какое-то время игра в феминистку даётся Верине легко. Она окружена вниманием со всех сторон, не влюблена и может спокойно флиртовать со всеми мужчинами, с лёгкостью даёт многочисленные обещания подруге, при этом Олив её всему обучает, организовывает выступления, знакомит с влиятельными людьми и, конечно, содержит её и родителей. Однако на горизонте появляется Безил — и он единственный понимает игру Верины. Он видит перед собой не раздутый образ лица революции, а потерявшуюся в своих играх женщину, которой нужна не революция, а любовь и принятие.

Именно этим Безил очаровывает её, и перед Вериной открывается сложная дилемма. На первый взгляд может показаться, что речь идёт о выборе между чувствами и долгом, однако на самом деле это выбор кого из «взрослых», руководящих её жизнью, ей послушаться. Влияние Безила всё больше растёт, и она выбирает его, если в конечном итоге это можно назвать выбором. А Безил на самом деле тоже использует Верину в своих нарциссических целях. Ему приятно, что такая неординарная и красивая молодая девушка пожертвовала всем ради него. А ей приятно, что он, как и все предыдущие значимые люди в её жизни, взял всю ответственность на себя и решил, как она будет жить. Как мы видим, Верина осталась верна себе и выбрала тот вариант, который предпочитала обычно — довериться кому-то «знающему». При этом ей наконец-то не нужно много работать, чтобы прославиться и кого-то спасти.

Такая грустная (для меня, конечно) история этого треугольника. Остаётся надеяться, что Верина когда-нибудь повзрослеет, Безил позволит кому-то быть лучше него, а Олив признает свою необоснованную враждебность к мужчинам и перестанет видеть её в них.
22.03.2018
22.03.2018