Our Company

Эннеаграмма и смерть

Art Basel stages art shows for high quality modern and contemporary art and is sited annually in Basel, Miami Beach and Hong Kong
Мы предположили, что тип личности человека формируется как реакция на тревогу смерти и защищает от этой тревоги. О том, что из этого следует — в статье.
Экзистенциальные психологи и философы показали, что человек не может переживать тревогу смерти напрямую в течение сколько-нибудь долгого времени. Это чревато распаду личности и психозу. Значительная часть психотравм, психосоматики, фобий, панических атак, кризисов смысла и многих других заболеваний появляется из-за того, просачивается через тонкую мембрану между психикой и небытием.

Для того, чтобы уберечь личность от распада, в психике действуют механизмы защиты.
Точно так же, как Макдональдс бережно хранит свой салат, так и наши защитные механизмы оберегают нас от сознавания экзистенциального ужаса.

Защиты трансформируют невыносимую тревогу смерти в принципе терпимый страх, стыд, гнев и другие известные состояния.

Лишь в особых, пограничных переживаниях и ситуциях мы можем почувствовать «поцелуй смерти». Это переживание может в корне преобразовать наше представление о себе и о том, что мы делаем. Такая драматическая перемена множество раз описана в классических произведениях литературы и кино.
Всеми силами стараясь удержать подступающий ужас вне черепной коробки, мы неминуемо теряем остроту жизни. Клаудио Наранхо называл это онтологической обскурацией - обеднением бытия. Рыцарь средневековья, одевая тяжелый доспех, становился неуязвим для вражеских стрел, вместе с этой неуязвимостью приобретая малоподвижность и скованность движений. Когда мы бессознательно используем мощные защиты от опустошающего ужаса, мы жертвуем своей спонтанностью и живостью.

Ирвин Ялом вывел формулу "Смерть разрушает нас, идея смерти спасает"

В этой статье мы предлагаем новый ракурс на типы Эннеаграммы. Опираясь на знание о глубинной мотивации каждого из типов, мы будем рассматривать личность через призму смерти.
Психологи и философы, начиная с Фрейда и Кьеркегора, выделяют общий принцип преодоления тревоги смерти: тревога должна стать страхом, то есть обрести направленность на объект. В тревоги смерти нет ничего человеческого, она фонит космическим ужасом, от которого не укрыться. Если, благодаря психическим механизмам, удается сместить ее на внешний предмет: страх пауков, страх общественного неодобрения, страх ходить ночью в подворотне, то у нас появляется способ, которым мы символически можем эту тревогу побороть. В этот момент нам удается себя обмануть.
Вот что пишет об этом Ирвин Ялом - психотерапевт, благодаря которому экзистенциальный взгляд в терапии стал популярным:

«
Ужас смерти является настолько сильным и всеобъемлющим, что на отрицание смерти расходуется значительная доля нашей жизненной энергии. Преодоление смерти – фундаментальный мотив человеческих переживаний, начиная от глубоко личностных внутренних событий, защит, мотиваций, снов и кошмаров вплоть до самых массовых макросоциальных феноменов, включая наши памятники, теологии, идеологии, кладбища со «спящими» на них мертвецами, бальзамирование, стремление в космос и, по сути, весь строй нашей жизни заполнение времени, пристрастие к развлечениям, твердокаменная вера в миф о прогрессе, гонка за успехом, томление по долгой славе.

»
Представители второго типа чаще всего необычайно красивы. Еще бы, ведь даже тело становится на службу в деле получения любви и подтверждения собственной ценности. Кажется, что эти полные жизни создания являются полным противоречием смерти, однако давайте проследим за тем, как черты этого типа защищают его от тревоги небытия.

Проекция
Проективный механизм мы встретим у многих типов, это одна из базовых и «примитивных» психологических защит. Проекция заключается в переносе внутреннего содержания психики наружу.
Механизм проекции у Двоек реализован очень любопытно. Двойки отделяют себя от переживания недостатка, несчастья, боли, смерти, ассоциируясь лишь со светлой и изобильной стороной жизни. Все негативные переживания и контакт с изнанкой, в таком случае, приписываются другим людям. Отсюда преславутая способность Двоек «видеть» потребности других людей, ведь проекция является частью механизма эмпатии. Проецируя свои страхи и недостаточность на других людей, Двойки получают сразу несколько экзистенциальных бонусов. Во-первых, они могут начать помогать другим людям, символически справляясь с собственной тревогой. Во-вторых, они получают основания для своей мотивации - гордыни - ведь плохо у других, а не у меня.
Исключительность
Идея исключительности в разных оттенках будет прослеживаться у многих типов. Исключительность - хитрый психологический трюизм, который нас убаюкивает. Сформулировать его можно примерно следующим образом: «Да, я знаю, что все умирают, но внутренне я не верю, что меня это коснется». Для подтверждения этой идеи люди вырабатывают метастратегии и глобальные схемы жизни. Исключительность же второго типа заключается в идее, что если я буду добрым, любящим, дающим, изобилующим, жертвенным, если я буду жить для других, то смерть меня не коснется.

Сексуализация

Двойки - это тип, который возвел эротическую составляющую в абсолют. Это самые соблазнительные женщины, самые роковые мужчины. Сексуализация - психологический механизм, который позволяет инвертировать неприятные переживания в сексуальные. Навязчивая сексуальность и желание быть привлекательным может легко спасать от тревоги смерти, ведь секс это жизнь, в чем-то противоядие смерти.


Примечателен пример венгерской графини Елизаветы Батори, которая известна убийствами сотен девушек. Графиня в том числе любила принимать ванны в их крови, чтобы обрести вечную молодость.
Book design is the art of incorporating the content, style, format, design, and sequence of the various components of a book into a coherent whole. In the words of Jan Tschichold, "methods and rules upon which it is impossible to improve, have been developed over centuries. To produce perfect books, these rules have to be brought back to life and applied."
Front matter, or preliminaries, is the first section of a book, and is usually the smallest section in terms of the number of pages. Each page is counted, but no folio or page number is expressed, or printed, on either display pages or blank pages.